Menu
Пред След
A+ A A-

Будни великих строек семьи Стороженко

  • Автор: Наталия Давиденко

В молодые годы на строительстве Таш-Уткульского водохранилищаХорошо знающие семью Стороженко, уверяют: вывези Валентину Дмитриевну и Алексея Ивановича в дикую тундру или тайгу, и там не пропадут – и дом построят, и хозяйством обзаведутся. Эти живучесть и практичность, передались им, наверное, на генном уровне.

В XIX веке безлюдные просторы Чуйской долины Казахстана с нуля осваивали их деды и прадеды.

Супруги Стороженко

Присмотрела эти богатые порфирами и полезными рудами, плодородными землями края еще Екатерина II. Дальновидная политик и хозяйка, она не приветствовала спонтанное заселение стратегически важных земель, и только в 1879 году высочайшим Указом министров императорского двора право на заселение, в том числе и Чуйского тракта, было предоставлено верноподданным россиянам православного вероисповедания, имеющим в пользовании менее 15 десятин земли.

Хороша рыбалка на Чуйском канале

Говоря современным языком – социально наименее защищенным гражданам. Тогда-то и перебрались на берега полноводной реки Чу прадед и дед Валентины Дмитриевны, до этого жившие под Курском.

Вряд ли кто из отважившихся отправиться в дальние края предполагал, через какие трудности им придется пройти. Выжили те, кто не потерял оптимизма, в буквальном смысле зарылся в землю, построив землянки в голой степи. Ехали за земельными наделами, и получили желаемое, но землепашцами и скотоводами так и не стали, к земле не приросли. Стремление к лучшей доле, к новому и масштабному, передали своим потомкам.

Взлетный XX век был отмечен многими грандиозными проектами государственного уровня. Так, в апреле 1940 года в целях дальнейшего подъема сельского хозяйства Казахстана и Киргизии, на правительственном уровне СССР было принято решение «построить в 1940 году Таш-Уткульскую плотину на реке Чу и обводные каналы для улучшения водообеспечения существующих водоорошаемых земель».

В числе первых откликнулись на призыв родители Валентины Дмитриевны, приняв участие в строительстве Западного Большого Чуйского канала – самого крупного в Киргизии ирригационного сооружения. Канал был достроен в 1943 году, так что отец успел еще повоевать с японцами, вернувшись в орденах и медалях.

Как вспоминает Валентина Дмитриевна, ей было 5 лет, когда родители, снявшись с насиженных мест, отправились поднимать целинные и залежные земли Казахстана. Когда же под Фрунзе продолжилось строительство ирригационных сооружений, семья снова перебралась на берега реки Чу строить Таш-Уткульское водохранилище.

Очередная стройка стала судьбоносной и в жизни Валентины Дмитриевны. Она приехала к родителям, чтобы помочь в строительстве дома, которое они затеяли на новом месте, и нашла здесь свое личное счастье. Время показало – с мужем Алексеем Ивановичем они одной породы. Собираясь осесть навсегда, заложили с ним фундамент и своего дома.

Пожалуй, это было счастливейшее время в их жизни. Молодость, любовь, хорошо оплачиваемая работа, свой дом, хозяйство.… Одна за другой родились дочери. Одной было два, другой чуть более трех лет, когда строительство было завершено. С воодушевлением вспоминают завершение стройки, как была вскрыта плотина, и вода из Чуи хлынула в котлован, как, чтобы не дать уйти заградительному сооружению, не дать дрогнуть под напором воды каменным глыбам, сбрасывали с плотины в воду скреперы и трактора…

Кто-то остался здесь навсегда, а они снова снялись с места, и с такими же, как они сами, энтузиастами, отправились на строительство теперь уже железной дороги. В Ханты-мансийской области реализовывался новый государственный проект – строительство железной дороги Тюмень – Уренгой. Из теплых мест – в дикие, величественные края. Зимой морозы под 60 градусов, летом гнус и комарье. У входа в дом ставили дымокуры, кровати в квартирах накрывали марлевыми балдахинами. Все неудобства компенсировались богатствами природы.

Поскольку детского садика не было, ей пришлось пойти в уборщицы. Тут-то и пригодилось ее умение шить и подаренная отцом к 16-летию швейная машинка. Да так, что под нее открыли ателье. Такой мини-дом быта: парикмахер и две швеи – мужской и женский мастер. В ее руках горела любая работа. Шила так быстро и ловко, что народ дивился. Любое платье – за считанные часы. Это пригодилось потом, когда после распада Советского Союза они оказались на своей родине без средств существования, с тремя детьми на руках в ставшем чужим родном городе Фрунзе.

Муж находил работу всегда, а вот она, не умевшая сидеть, сложа руки, устроилась надомницей по пошиву постельного белья. Чтобы заработать 50 рублей, надо было пошить 100 наволочек. Шитье одной простыни стоило 10 копеек, рукавицы – 22 копейки, трусы – 14 копеек.

Знай они, что придет такое время, разве бы уехали из Ульт-Ягуна? А тогда детям пора было в школу, и они решили перебраться в столицу Киргизии. Хороших, трезвых людей здесь принимали с распростертыми объятиями. Алексей Иванович устроился слесарем на завод имени Фрунзе, она – маляром-пульверизаторщиком. Завод – флагман отечественного машиностроения, единственный в мире выпускавший рулонные пресс-подборщики сена, соломы. Техника была востребована и в Советском Союзе, и за рубежом. Закупали сельхозмашины Канада, Йемен и многие другие страны.

Открытым сердцем встретив «бескровную революцию», не подозревая, чем она завершится, с восторгом принимали на заводе самого Горбачева. Пожать ему руку посчастливилось, как она тогда считала, и Валентине Дмитриевне.

Даже в страшном сне не могли предположить, что вскоре этого завода не станет. Вначале им перестали платить зарплату, позже, в период Тюльпановой революции, в Киргизии вообще стало оставаться опасно.

Уезжали, не успев даже оформить статус вынужденных переселенцев, уже не из Фрунзе – к тому времени его переименовали в Бишкек, вслед за сотнями своих земляков – в Алтайский край.

Беженцев с радостью встретил обедневший колхоз «Современник». Условий никаких, газа в поселке нет и сейчас, народ пьет без стеснения. Им пить-гулять было некогда. Она устроилась дояркой, супруг – скотником. Проработали 11 лет. Детей трое, всех одеть, обуть, до ума довести.

Работали и день, и ночь. Муж шел передом, но и она не отставала. Научилась прясть, вязать, а еще и вышивать крестиком и гладью, и даже бисером. Не бросала и основное свое дело – обшивала все село. Шила не только юбки, кофты, платья, но и брюки, фуфайки, пальто. Летом собирали папоротник в тайге, сдавали в аптеки. Когда, окрепнув материально, ради детей опять решили сменить место жительства, перебравшись ближе к цивилизации, провожать семью со слезами собралось полсела.

С 2003 года живут Стороженко в с. Озерное Аткарского района. Выбирали не село и не дом – природу. И на этот раз, как всегда по жизни, им повезло с соседями. В праздничные дни за большим столом большой крытой веранды, именуемой банкетным залом, собирается до 20 человек: детей, внуков, друзей и соседей. И по какому бы поводу не собрались, словно скатерть-самобранку развернули. На столе и сало собственного посола, и традиционные русские блюда, и украинские, и казахские, и киргизские, и корейская морковь, и китайская лапша. Так что и в кулинарном плане путешествия по миру прошли не без пользы.

Конечно, сетует Валентина Дмитриевна, теперь не то, что в былые годы, когда капусту, огурцы да помидоры солили бочками, винегреты, салаты к праздничному столу подавали ведрами и тазами. Но ничего, и сейчас кое-что про запас имеется.

Так что любые нежданные гости не страшны. От коровы пришлось отказаться, но теленка еще держат, огород 30 соток, свой парник. Первый огурец в прошлом году сорвали 1 мая. В этом, не исключено, урожай получат еще раньше. А что еще сохранилось от прежних времен – застольные песни, по большей своей части украинские. Перефразировав известный анекдот, можно с уверенностью констатировать – потри многих из нас, и отыщешь немало интересного.

А что касается их самих, чьи предки покочевали по России, жили в Средней Азии, не исключено, что где-то глубоко откликнутся не только Россия и Украина, но и чувашские, немецкие, татаро-монгольские и прочие корни. Только диву даешься, как казахи, киргизы делят свой народ на своих и чужих, если в пору, когда заселялись те же Чуйская и Ферганская долины, Алтай, там исконного населения была капля, а разрастались селения поселками русскими, немецкими, украинскими… Но это так, лирическое отступление.

Связь с друзьями не теряют до сих пор. В предпраздничные дни Валентина Дмитриевна отправляет по почте около сотни писем и открыток. А теперь, освоив Интернет, в праздничные дни часами зависает в нем, разговаривая с родней по скайпу.  А живут они и в Казахстане, и в Киргизии, и в Алтайском крае, и в Липецкой, Белгородской областях, под Питером, на Тамбовщине…

Казалось, на седьмом десятке жизни можно было бы и успокоиться, осесть на одном месте. Но, как выяснилось, еще не время. С отменой электричек добираться в Аткарск стало проблематично, а там живут дочери и внуки. Так что Стороженко снова на узлах, готовятся к переезду. 

Что ж, видно и слова «Покой нам только снится» – тоже об этой семье.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Читайте также интересные новости:

Замечания и предложения направляйте по адресу: uezd1966@mail.ru. Телефон 8(84552) 31-900. Главный редактор – Валентина Сенькова При использовании материалов сайта активная гиперссылка на atkarskuezd.ru обязательна. Любое незаконное копирование без указания источника преследуется по законам РФ. Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев читателей.