Menu
Пред След
A+ A A-

Владимир Рыжов: легенды и были станции Аткарск. Часть 4

  • Автор: Владимир Рыжов

Владимир Рыжов: легенды и были станции Аткарск. Часть 4Продолжение увлекательного рассказа Владимира Рыжова о мифах, легендах и былях аткарских железнодорожников.

Напомним, с третьей частью рассказа можно ознакомиться здесь.

Как Жириновский в Аткарск приезжал

Было это в ноябре 1999 года. В пятницу прошёл слух, что в воскресенье к нам приедет Жириновский. И вот 14 ноября в 7.10 лидер ЛДПР прибыл на станцию в литерном персональном поезде. Поезд имел с десяток вагонов, на части которых были крупные надписи «ЛДПР» и «Жириновский». В хвосте находилось несколько багажных вагонов, в которых перевозили агитационную литературу и подарки. В середине состава был вагон типа «люкс» для лидера. С раннего утра на перроне и привокзальной площади собралась толпа в сотни три народа в ожидании лидера и «маек от Жириновского». Здесь была и группа поддержки из Саратова с флагами от ЛДПР. Когда Жириновский сошёл с поезда, вышел из вокзала и увидел памятник Ленину, то внезапно закричал: «Убрать! Немедленно убрать, чтобы в следующий мой приезд его не было. Иначе я у вас свет отключу!». Маек мало кто дождался, а вот разбрасываемых 50- рублёвок некоторым досталось. Памятник стоит и поныне, а вот «Жирик» больше не появляется.

Как машинисты «за водкой ездили»

С постройкой веерной части депо, куда паровозы заезжали с поворотного круга, иногда случались курьёзные истории. Веерная часть своими большими окнами выходила на Водопроводную, ныне улицу Чапаева. Съехав с поворотного круга и въехав в стойло, машинисты изредка не успевали остановить паровоз массой 100-130 тонн и он, пробив стенку, выкатывался на улицу к ужасу прохожих. Локомотив обычно далеко не уезжал – тендер повисал на стене, а передок паровоза оказывался недалеко от входа в железнодорожный продовольственный магазин ОРСа, что стоял напротив. Паровозники шутили – «машинист за водкой поехал».

Привыкшие к таким казусам работники депо быстро подгоняли другой паровоз, зацепляли «бедолагу» и втаскивали назад в стойло. Пролом в стене сразу заделывали. С переходом на тепловозную тягу веерную часть расширили для приёма сразу двух секций тепловоза. Случаев «езды за водкой» стало куда меньше, да и водку ограничили продажей.

Как Хрущёв мимо Аткарска проезжал

Первый раз Никита Сергеевич проезжал мимо Аткарска в апреле 1964 года. Как вспоминал Ф. А. Чередниченко, бывший тогда работником политотдела Аткарского отделения дороги, на станцию прислали заместителя начальника дороги Кириченко. Хрущёв ехал обычным скорым поездом № 10 Москва–Саратов, но в спецвагоне. Сзади был вагон с прислугой и охраной. Вагон остановился за водонапорной башней у паровозного депо. Шторы на окнах купе были закрыты. Поприветствовать высокого гостя собрался весь городской и районный руководящий бомонд во главе с первым секретарём райкома партии В. Н. Морозовым и председателем райисполкома Ю. Л. Афендульевым. Но из вагона вышел полковник госбезопасности и сказал, что аудиенции не будет и надо расходиться. Когда поезд тронулся, то шторы на окнах открылись и Хрущёв мог лицезреть наш вокзал.

Второй раз это было летом 1964 года. Автор ранним утром ехал «Стрелой» в Саратов. Вдруг на остановке Муммовка из окна поезда открылась неожиданная картина – сверкающий свежей краской деревянный забор на месте большой обвалившейся землянки! За сутки до этого забора не было. Землянка сохранилась со времён войны – в ней размещался блок-пост. Железнодорожное начальство побоялось показать эти развалины высокому гостю. Однако Хрущёв проезжал здесь из Саратова глубокой ночью. А на станции Аткарск свежей краски не наблюдалось. Бывший в то время старшим инженером ПЧ-14 Ю. Н. Севостьянов вспоминал, что стрелки на главном ходу «зашили на костыли» и специальные навесные замки, на железнодорожных мостах, переездах, у оврагов и больших труб выставили надёжных и доверенных людей, список которых утверждал начальник дистанции А. Г. Порышев. Платформы у вокзала почистили, следы мазута засыпали песком, бурьян вдоль пути выкосили.

Забор шутники прозвали «хрущёвским», но простоял он недолго – мужики по домам доски растащили.

Как член Политбюро мимо Аткарска проезжал

Зимой 1985 года в Саратов должен был приехать литерным поездом член Политбюро ЦК КПСС М. С. Соломенцев. Надо сказать, что был он выдающимся государственным деятелем, в войну руководил цехом выпускавшим снаряды, дважды Герой Социалистического труда. Прожил 94 года с девизом: «Не пей, не кури – и живи сколько хочешь». На станции Красавка с боковым путём на Калининск дежурным был В. П. Маркелов. По его воспоминаниям, готовились к этому событию серьёзно. На каждую станцию от Москвы до Саратова был выделен сотрудник КГБ. В Красавке этот сотрудник и начальник станции лично проверили все стрелки и закрыли на висячие замки. Встречные поезда не отправляли до прохода поезда с «большим гостем».

Как НКВД в войну на станции работали

Этот случай В. П. Маркелову рассказал его дед Матвеев Кирилл Матвеевич, который в войну работал старшим стрелочником на 4-м посту станции Аткарск.

«Шла война. Эшелоны шли один за другим, с востока с оружием, с запада – санитарные эшелоны. Сигналы передавались набором гудков. По команде дежурного по станции нужно было готовить маршрут приёма грузовому поезду из Ртищево на 7-й путь. Стрелки были на ручном управлении, стрелочник должен был перевести стрелку в нужное направление, закрыть на замок и доложить мне. Однако, не успевали. А поезд уже с бугра гудит – открывайте семафор. Если встанет, то будет большая проблема – за задержку поезда гауптвахта на 3 суток – хлеб и вода.

Проверить готовность маршрута не успеваю. Даю команду дежурному по станции: «Маршрут приёма поезду готов, открывайте семафор». А сам бегу проверить маршрут. Вижу у стрелки стоит оперуполномоченный НКВД, а стрелка не по маршруту стоит – вразрез! Быстро перевожу баланс стрелки в нужное направление. А опер стоит. Думаю – всё! Если не расстрел, то тюрьма. Вся жизнь пронеслась перед глазами. Пару минут смотрели в глаза друг другу. Опер резко развернулся и пошёл в другую сторону. Поезд зашёл на станцию без происшествий. И такие оперуполномоченные были в войну».

Как поезд назад развернули

Вспоминает В. П. Маркелов. Был 1985 год – время очень напряжённых перевозок. Я работал свою первую зиму дежурным на станции Красавка. Зима была снежной. Движение поездов ужасное, всё в округе стояло по неприёму крупных железнодорожных узлов – Балашова, Ртищево, Саратова. Наша станция Красавка в добавок была стыком двух отделений дороги – Ртищевского и Саратовского. Диспетчера этих отделений старались как-то распихать грузовые поезда.

В Красавке из 5-ти приёмоотправочных путей был свободен только один, а на остальных стояли «брошенные поезда», то есть оставленные без движения. Их заносило снегом. Из Ртищево пришёл тяжеловесный грузовой и встал на главном пути – Саратов не принимает. Ехать некуда, путь на Калининск – это тупик. Поступает команда от диспетчера – разворачивай поезд обратно! Перегоняй тепловоз и отправляй назад в Ртищево, ибо и в Аткарске все запасные пути заняты. Хорошо, что назначением поезда была станция Туапсе и проехать туда можно как через Саратов, так и через Ртищево.

Как жену начальника станции кухарка дурила

Начальник станции в годы до революции был по важности третьим человеком в Аткарске после Городского главы и полицмейстера. Бабушка автора в девичестве в те годы была горничной у начальника станции. Семья у него была небольшая – жена и две дочери. На вопрос чем занималась, бабушка отвечала, что «горшки выносила». В обслуге у начальника были ещё кучер и кухарка. И вот кухарка, разбитная женщина, захочет, бывало, выпить чайку с вареньем (а хозяйка строго за вареньем следила), полезет в погреб, надорвёт бумажку, которой банку с вареньем закрывали, притащит дохлую мышку, положит возле дырки и бежит хозяйке показать. А та брезгливая была и с криком – «Фу, фу, забирайте себе!». А кухарке то и надо. Садится с горничной попить чай с вареньем и приговаривает: «Пока у хозяйки кусок в роте, у кухарки уже в попе».   

Как машинисты говядину на мазуте жарили

В паровозные годы еду машинисты в поездке разогревали на котле. Особым шиком считалось пожарить яичницу на лопате. Отполированная углём до блеска лопата кочегара была хорошей «сковородкой». Лопату протирали, ополаскивали водой или обдавали паром, на пару секунд совали в топку для прожарки, раскладывали на ней сало или колбасу, сверху разбивали яйца и совали в топку. Но так просто всунуть в топку нельзя. Температура в ней 1500 градусов, даже у шуровочного отверстия она доходит до 300-400 градусов. Нужна определённая сноровка и даже искусство на несколько секунд всунуть заправленную лопату. Зато яичница получалась несравнимая по вкусу с приготовленной на плите. Картошку тоже так жарили.

Этот случай рассказал помощник машиниста электровоза Т. «Было это в самом начале 1990-х годов когда дефицит продуктов коснулся даже локомотивных бригад – в поездку из еды собирали что достанется. Едем в начале зимы. На перегоне между Капеллами и Лопуховкой в сумерках заметили корову на рельсах. На гудки не реагирует. Зацепили её, бедную, отбойником. Машинист по рации просит у встречного поезда посмотреть, что с коровой. Немного погодя передают, что лежит – отбросило на междупутье. Под утро возвращаемся из Ртищево и на злополучном перегоне издалека видим, что корова лежит. Сбавили ход до самого малого. Я схватил нож, спрыгнул и, не пропадать же добру, отхватил большой кусок задней ноги. Едем дальше. Перед Аткарском получаем от диспетчера приказ – сдать на станции с ходу электровоз и состав другой бригаде, а самим на отдых.

Что делать? Это ЧП, если чужая бригада увидит мясо и доложит по инстанции. Перед горловиной станции у путепровода вижу большой сугроб и бросаю кусок прямо в него. Кровь подтёр, электровоз передали и быстрей домой. Завели с машинистом мотоцикл и к Козловскому тупику за мясом. Вытаскиваем кусок из сугроба и, о ужас! На дне сугроба течёт мазут, который ручьём спускали из вагонного депо. Говядина за какой-то час так пропиталась, что не смогли ничем отмыть. Так и жарили на мазуте»

Как пожарные бутыль со спиртом спасли

Вспоминает старейший пожарный Аткарского пожарного поезда Свитнев Михаил Владимирович. Лет 20 назад пришлось выезжать на станцию Петровск. Загорелся деревянный вагон-бытовка командированных строителей. Пожарный караул быстро развернул стволы, пустил пену и затушил. Однако, от вагона остались обугленные стены и крыша, всё ещё поднимались клубы пара. Вокруг бегали строители и оживлённо что-то обсуждали. Оказалось, что они успели из вагона выскочить, а бутыль со спиртом вытащить не успели. Подошли к нам и попросили посмотреть – что с ней. Пришлось надеть костюм и противогаз, и лезть в ещё дымящийся остов вагончика. К неописуемому удивлению, пластиковая бутыль не взорвалась, не сгорела, а только вся оплавилась и покорёжилась. 20 литров спирта уцелели. Радости строителей-погорельцев не было предела.  

P.S. Чем они отблагодарили пожарных, история не сохранила.

Как блаженный на паровозе прокатился

Было это в начале 20 века. Жил в городе блаженный молодой человек по имени Стёпа. Его часто видели на паперти храма среди других божьих людей. Любил он ходить и на вокзал, посмотреть на поезда и паровозы. И вот однажды, когда бригада с маневрового паровоза отлучилась в станционный буфет, Стёпа залез на паровоз и стал крутить ручки и дергать за верёвочки – паровоз дал гудок и пошёл набирать ход. Машинист и помощник, услышав гудок родного паровоза, бросились догонять машину. Далее версии расходятся – по одной паровоз они догнали, а по другой – он сам остановился, но уже в Кологривовке – пар кончился.

Читайте также интересные новости:

Яндекс.Реклама

Реклама от google

Замечания и предложения направляйте по адресу: uezd1966@mail.ru. Телефон 8(84552) 31-900. Главный редактор – Валентина Сенькова При использовании материалов сайта активная гиперссылка на atkarskuezd.ru обязательна. Любое незаконное копирование без указания источника преследуется по законам РФ. Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев читателей.