Menu
Пред След
A+ A A-

К юбилею поэта Вячеслава Воробьева. «Вдруг, да вспомните меня…»

  • Автор: Алексей Никитин

300-летие Российского Флота, читальный зал Аткарской центральной библиотеки, моряки А. Дудкин, В. Воробьёв, А. Егубов. 1996 г.Это заключительная строчка из стихотворного обращения аткарского поэта Вячеслава Ивановича Воробьева к своим читателям и друзьям, написанного в его последний юбилей. 25 мая 2020 года ему исполнилось бы 80 лет. И уже 19 лет без него на этой прекрасной и противоречивой земле…

Вячеслав Иванович Воробьев (25 мая 1940 года – 1 мая 2001 года). Родился в городе Казалинске Казахской ССР. Лейтенант милиции. Сын кадрового офицера Красной армии, погибшего в 1941 году под Москвой. Окончил аткарскую школу № 8, вечернюю партийную школу, Саратовский политехникум с квалификацией техник-электрик. Три года служил на Тихоокеанском флоте (1959-1962), старшина 1-й статьи, отличник ВМФ, военная специальность – заместитель командира взвода подводных и подземных кабельных линий и сооружений связи. Был автором нескольких рационализаторских предложений по электротехнике, инструктором по самбо спортивного общества «Динамо», членом общества «Знание». Стихи и прозу начал писать в 90-х годах прошлого века. Печатался в газетах «Аткарский УездЪ», «Аткарская газета», соавтор трех сборников аткарских поэтов, член клуба «Литературные четверги» при Аткарской центральной библиотеке. Статья о нем публиковалась в столичном журнале «Библиотека». Принимал участие в творческих встречах и городских мероприятиях. Стихотворения размещены на интернет-портале «Стихи.ру» в рамках литературно-художественного альманаха «Большая Медведица» и «Антологии аткарской поэзии».

Когда окунаешься в воспоминания о людях дорогих и уже ушедших, становится одновременно и светло, радостно, и мучительно больно. Они как контрастный душ, эти воспоминания. Мы дружили с Вячеславом Ивановичем, часто обсуждали творческие дела, читали друг другу стихи, после его ухода я нередко навещал и Галину Леонидовну, его маму, вплоть до прощания с ней в 2006 году. Признаюсь, что этих замечательных людей мне очень не хватает в жизни. И эту пустоту уже никто не заполнит.

Предки Воробьева не аткарского происхождения. О родителях отца, комвзвода полковой разведки Аткарского 223-го стрелкового полка, лейтенанта Ивана Михайловича Воробьева мне ничего не известно. Братья Слава и Боря не знали отцовской ласки, отец сгинул в 1941 году в боях под Москвой, оставив вдове и сиротам сомнительную для тогдашнего времени формулировку: «пропал без вести». И лишь в конце 90-х годов ХХ века, в томе Х Книги Памяти появится запись о том, что лейтенант И. М. Воробьев погиб в боях под Москвой зимой 1941-1942 годов. Воспитывали мальчишек мама и бабушка.

Бабушка со стороны матери, Анна Алексеевна, по рассказам и записям поэта, носила девичью фамилию Жемчужная. Ее семья имела поместье в Псковской губернии, недалеко от пушкинских мест. Потом она вышла замуж за будущего священника Леонида Петровича Ильменского, своего ровесника, 1889 года рождения. 30 марта 1912 года отец Леонид был назначен священником в церковь Святой Троицы погоста Печани там же, на Псковщине. А 14 апреля 1916 года у них родилась дочь Галина.

Погост (тут в смысле – селение) Печани находился на берегу реки Великой, на горе Дудина и Троицкая церковь была видна далеко окрест. С другой стороны погоста текла речка Петь, приток Великой. По преданию, название «Печани» произошло от печей, в которых местные рыболовы в давние времена сушили рыбу. 

26 ноября 1937 года отца Леонида арестовали, и уже 5 декабря тройка при УНКВД СССР осудила его по статье 58-10 УК РСФСР (контрреволюционная и религиозная пропаганда) на 8 лет лишения свободы. Священник погиб в лагерях и был реабилитирован 16 января 1989 года. В 90-х годах на месте церкви, где он служил, была установлена Троицкая часовня. 

Как занесла нелегкая судьба Анну и Галину Ильменских в далекий Казахстан, можно только догадываться. Скорее всего, они были просто высланы, как семья врага народа. Но не побоялся красный командир Иван Воробьев взять в жены дочь репрессированного священника. Отсюда и характер сына Вячеслава, всегда вступавшего в борьбу с несправедливостью и хамством. А накануне Великой Отечественной войны семья уже оказывается в Аткарске.

Читатель спросит, отчего я так глубоко забираюсь в историю? Да просто для того, чтобы дать представление о том, как все было непросто в то время и как это сказывалось на формировании характера будущего литератора. История с дедом-священником, конечно, в то время не афишировалась, говорил об этом Вячеслав Иванович уже, когда стало можно. Бабушка была верующей, в семье хранились старинная икона Божией Матери и Священное Писание, в последние годы он и сам подумывал о крещении. Но так и не сложилось.

Судьба семьи Воробьевых созвучна судьбам многих российских семей. Объединяют их и голодные, и холодные военные и послевоенные годы, детство без отцов, без достатка, но детство все же, счастливое. Вячеслав Иванович всей душой, всем существом своим полюбил Аткарск и его окрестности, нехитрую, но притягательную нашу природу, о которой часто потом писал в своих стихотворениях.

А потом были школьные годы, о которых он оставил, уже в зрелые годы, несколько прозаических зарисовок и часто обращался к ним в стихах. По признанию однокашников, Славка Воробьев был сорванцом. Не злобным и беспощадным хулиганом, а сорванцом и озорником. Он и сам признавался в этом, вспоминал свои проделки, говоря, что ему было потом за них нередко очень стыдно. А уж во время службы в детской комнате милиции он все это осознал сполна.

Но сначала была служба на Тихоокеанском флоте, в Советской Гавани. Тут и Татарский пролив, и сопка Кекурная. Служба была тяжелой, она закаляла характер и тело, но были и погибшие моряки. Флот и флотское братство накрепко вошли в душу аткарского паренька, доселе видевшего море только на картинках и в кино. И об этом он тоже много писал, особенно к 300-летию российского флота в 1996 году. И на флоте он не потерялся, был активистом, участвовал в самодеятельности.

Вернувшись домой, возмужавший вчерашний Славка-озорник, рекомендован на комсомольскую работу, потом его переводят на службу в милицию. Семь лет, отданных охране порядка и закона, сначала в ДКМ, потом – в уголовном розыске, Воробьев вспоминал с достоинством, считая безмерно важными для пользы городу, который стал ему родным.

После милиции он успел еще немного поработать фотографом (занимался фотографией серьезно), электриком, слесарем, сторожем, регистратором бюро судебно-медицинской экспертизы и вышел на заслуженный, но такой недолгий, отдых с должности санитара бюро СМЭ при пенсии в триста с лишком целковых… Что эти деньги в 2000 году? Милостыня...   

По признанию самого Вячеслава Ивановича, первые стихотворные строки сложились у него в тридцать восемь лет. В 90-х он уже активно сотрудничал с редакцией районной газеты и человеком, готовившим его произведения к печати, была журналист Светлана Лука. Сохранились ее пометки и правки на рукописях, а также слова благодарности автора своему первому редактору.  Если сопоставить все обстоятельства, то судьба отпустила поэту на серьезное и постоянное литературное творчество не более пятнадцати лет, а это несоизмеримо мало для обретения мастерства и для того, чтобы переработать столько накопившихся материалов и тем. Может быть, поэтому некоторые сочинения Воробьева захватывают более честностью, эмоциями, отдельными фразами и отрывками, чем общей техникой стихосложения. Автор словно торопился сказать о многом в этот маленький отрезок человеческой жизни. Нельзя сказать, что он не работал над своими стихами – тому свидетельство большое количество черновых вариантов одних и тех же произведений в его архиве. Но ему, как и мне, всегда не хватало настоящего профессионального поэтического редактора, который мог бы подсказать, оценить, грамотно покритиковать. Беда у нас с этим...

Творческий архив моего товарища составляют десять папок разного объема (одна из них собрана уже мной), флотский альбом, личные документы. Встречаются газеты с интересующими публикациями, вырезки, наброски статей и писем и заметки, заметки, заметки… На клочках, на обрывках, старых бланках – как «богаты» аткарские литераторы, всегда экономят бумагу! Большинство из страниц – это черновики недописанных стихов. Их уже никто никогда не допишет. Из книг имеются сборники А. Фета, Н. Палькина,  стихи А. С. Пушкина, издания 1934 года, книга Д. С. Лихачева и хрестоматия «Русские писатели о языке» (1954 год). К юбилею планировалось подготовить выставку и вечер памяти, но в связи с пандемией все это откладывается на неопределенное время.

Окунаясь, как в Тихий океан, в архив Воробьева, признаюсь, что он захватывает и, поначалу, просто теряешься в этом изобилии строк, памятных записей и заметок. Читаешь, и вот уже начинает вырисовываться картина жизни и творчества поэта-аткарчанина. Тем более что с 1997 года наши пути соприкасались тесно: в центральной библиотеке, в школах и педучилище, дома у них с мамой. И рука не поднимается уничтожить даже самый замызганный, истрепавшийся листок бумаги с беспорядочными набросками, потому что с этого листа смотрит на меня история моего города и слышится голос друга. Перед своим уходом он тужил: «Умру, все мое, все мои бумаги сожгут...» Нет, не сожгли, и сейчас все в целости и сохранности.

Старенькая пишущая машинка, кажется, еще хранит тепло его пальцев — он на ней работал и сам чинил. Она и теперь в рабочем состоянии и мне тоже довелось на ней печатать свои стихи, в том числе и те, что впервые были напечатаны в Саратове. Словно благословение от старшего товарища и друга… Позже, я уже на своей тяжелой канцелярской «Уфе» печатал стихи и прозу В. Воробьева, стихи В. Зелепукина, их биографии, чтобы отправить в редакцию журнала «Волга – ХХI век», но, к великому сожалению, их, без всяких объяснений не напечатали. Канул в небытие труд авторов и моя работа, толстый конверт с машинописными листами. Простите, друзья!..

У Вячеслава Ивановича много стихов социальных, политических, зачастую граничащих с фельетоном или басней. Если какие-то детали и подробности этих стихов устарели, персонажи ушли в прошлое, то актуальной до сих пор остается их основная мысль: протест против бюрократии, хамства, воровства, жестокости и насилия, бездарности и приспособленчества. Не было в этом человеке ни хитрости, ни стяжательства; перебивался так же, как и многие, на нищенскую зарплату. Любил чай из трав и ягод, ландыши, тюльпаны и сирень, астраханскую бель, желтую малину, березку у маминого дома. И справедливо был возмущен лукавством и нечистоплотностью некоторых местных деятелей, из-за которых сложилось мнение, что «аткарские поэты все переругались между собой». Честные – не ругались и их – большинство. Правда, сейчас аткарское литературное творчество в глубоком кризисе: прежнее поколение почти ушло, а новые таланты не находятся. А они – есть, и не обилие грамот и дипломов их характеризует, а в первую очередь, равнение на классиков, грамотность и любовь к русскому языку. Без этого нет истинного творчества, настоящей поэзии. И не все, что звучит складно – это поэзия. Вопреки мнению некоторых литераторов и журналистов, нельзя равняться на то, что несовершенно, тем более, нельзя пичкать этим читателей, особенно из числа молодежи, иначе они возьмут для себя неверные ориентиры. А у нас этими «ориентирами» забиты книжные полки, и они нередко появляются на газетных и журнальных страницах.

Вячеслав Иванович Воробьев считал Пушкина мерилом таланта, незамутненным зеркалом, в котором можно увидеть все достоинства и недостатки личности и творчества. Земля с могилы великого Поэта рассыпана на могиле поэта аткарского, где он теперь покоится вместе с женой Любовью Алексеевной и сыном Юрием. Рядом – мама и бабушка. Во время засухи 2010 года погибла тройная березка над их вечным покоем, всегда приглашавшая посидеть в тени своих раскидистых ветвей. Посидеть, подумать о жизни и смерти, о поэзии, вспомнить былое…

Братцы!

Всем, кому теперь за двадцать,
Я желаю: в шестьдесят,
За любовь к Земле Аткарской –
Горы памятных наград!

К ним – здоровья лет на сорок,
Мира, веры, сил, покоя,  –
Время век сулит златое
Вам и тем, кто близок, дорог!

А в счастливых, зрелых днях
Вдруг, да вспомните меня.

Вячеслав Воробьев

Читайте также интересные новости:

Яндекс.Реклама

Реклама от google

Замечания и предложения направляйте по адресу: uezd1966@mail.ru. Телефон 8(84552) 31-900. Главный редактор – Валентина Сенькова При использовании материалов сайта активная гиперссылка на atkarskuezd.ru обязательна. Любое незаконное копирование без указания источника преследуется по законам РФ. Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев читателей.