Menu
Пред След
A+ A A-

Рассказ Алексея Никитина «Воспоминание Нового года»

  • Автор: Алексей Никитин

Рассказ Алексея Никитина «Воспоминание Нового года»Моему дорогому другу, который родился в первый день Нового года и нашему детству посвящается.

Поговорим о Новом годе… Сейчас самое время, хотя с некоторых пор этот праздник меня совсем не радует. Но об этом пока не будем, сейчас о другом. Каким он был для нас раньше? Каким стал?

К нему мы начинали готовиться уже в начале зимы, которую потому и ждали. Запах снега – это был один из запахов Нового года. Был он свежим, ядрёным, напоминал мороженое. А ещё Новый год пах мандаринами и ёлкой. Мандарины – несколько штучек в подарочном кульке, были тогда редкостью. Как и шоколадные конфеты, всякие там «гулливеры», «мишки», «белочки».

Но, конечно, главным атрибутом праздника была ёлка. Она приходила в дом числа 29-30 декабря, ни раньше и ни позже; и приносила с собой волшебный аромат сосновой смолы и хвои. У нас было принято ставить на Новый год сосны, да и запах от них был сильнее, чем от елей. А ещё сосна дольше не осыпается и более доступна. И приходила ёлка в дом обычно свежесрубленной, а не засушенной и вымерзшей. Совсем как в той, известной всем с детства песенке: «Срубил он нашу ёлочку под самый корешок. И вот она, нарядная, на праздник к нам пришла...». Приходила она пушистая и совсем не нарядная, а вот уж наряжать – это было удовольствие! Ёлка оттаивала, появлялись капельки смолы и запах! Нет ничего лучше того волшебного запаха!..

Без неприятностей, конечно, не обходилось. Какая-нибудь самая капризная игрушка вырывалась из рук и – дзинь!.. Но битые игрушки тогда тоже годились в дело – из толкли и мелкими стеклянными блёстками украшали карнавальные костюмы, новогодние плакаты и стенгазеты. Игрушек было жалко, ведь это были настоящие произведения искусства. Фигурки зверей и сказочных персонажей, тончайшие шарики, колокольчики, сосульки. Были даже овощи – кукуруза, редиска, горох. Это вам не стандартный сегодняшний ширпотреб, хоть и небьющийся. Были и пенопластовые игрушки – петушки, чебурашки, домики. Малышами мы их неплохо грызли. Да, и такое случалось. Например, у большого школьного Деда Мороза, который ставился под громадную ёлку, на лбу красовался отпечаток чьих-то зубов. Кстати, Дед Мороз этот и сейчас при деле, только раскрашен в соответствующие цвета.

А вот гирлянды в большинстве своём тогда не мигали, а просто горели. Чтобы гирлянда сама загоралась и гасла, нужен был специальный переключатель в виде домика, а это уже было недёшево.

И непременно вершину ёлки венчала красная пятиконечная звезда, совсем как кремлёвская. Хотя изначально звезда была, конечно, Рождественской – той, которая указала волхвам путь к месту рождения младенца Христа. Продавались ещё и фигурные наконечники, но светящаяся звезда — это намного круче.

Наряженная ёлка – это был целый сказочный мир. Вот она стоит на почётном месте, сияя огнями гирлянд, тысячекратно отражающимися в блестящих игрушках, мишуре, дождике. Таинственный волшебный лес… Там жили герои любимых сказок, мультиков, фильмов. Естественно, с наступлением темноты это впечатление усиливалось.

Самые таинственные и самые главные персонажи Нового года – это, конечно, Дед Мороз и Снегурочка. Без них ёлка не зажжётся и Новый год не наступит, а они, как нарочно, всегда попадали в какие-то передряги (впрочем, как и сейчас). То они сбивались с дороги, то их захватывали в плен разбойники или лесная нечисть. В общем, путь этих персонажей на новогодний праздник всегда был трудным и тернистым. Но заканчивалось всё, естественно, хэппи-эндом. Зло бывало повержено, переходило на светлую сторону, лесные чащи расступались и вот вам – песни, танцы, игры.

Самый первый, оставшийся в памяти, новогодний утренник – это в детском саду. Мучились, разучивая стихи и песни. Хотя, по сравнению с таблицей умножения, это были ещё цветочки. Думаю, не один я на этих утренниках чувствовал себя неуверенно, а проще сказать – было страшно. Столько людей на тебя смотрят! И ты мямлишь что-то нечленораздельное и малопонятное на тарабарском языке детства, и готов со стыда провалиться сквозь землю. Сверстники, так это было или нет? Не дайте соврать. И эти костюмы нелепые, как нам казалось, хотя у наших родителей было совсем другое мнение. Но справедливость торжествовала, все получали призы и подарки, и, спев у ёлки такие новогодние хиты, как «В лесу родилась ёлочка», «Маленькой ёлочке холодно зимой» и «Ну-ка, ёлочка, светлей заблести огнями», а также, сплясав вокруг волшебного дерева что-то среднее между танцем сиртаки и маршем косолапых мишек, все довольные расходились по домам. Хотя мы, войдя в азарт и немного освоившись, домой уже не очень-то и хотели. Думаю, больше всего довольны были наши родители – слава Богу, всё позади! Всё – это разучивание стихов, морока с костюмами, попытки впихнуть в эти костюмы своих упирающихся и часто ревущих в голос, чад. Тогда это было испытанием для них, и для нас, но испытанием, безусловно, приятным, праздничным.

Вот тут-то и познакомились мы с таинственным Дедом Морозом, который появлялся неизвестно откуда и неизвестно куда исчезал. Ну, по нашим представлениям обитал он где-то на севере или в Антарктиде, наконец, просто в лесу, естественно, зимнем, чуть-чуть направо от Бабы-Яги и налево от Змея Горыныча. Но никто не видел его идущим пешком по селу или по полю. Тогда эта тайна охранялась очень тщательно. Были даже попытки его выследить, но они закончились ничем. Пока кто-то не проболтался… Я даже припоминаю, кто. Скажу только, что часто в роли неуловимого старика выступали лица совершенно противоположного пола. Более того, это были заведующие нашим детским садом. Но разве зашуганный и растерявшийся ребятёнок смог бы их узнать в такой экипировке? Да никогда в жизни!

Тогда мы самозабвенно верили в Деда Мороза, который по ночам лазает в форточку и кладёт  подарки под ёлку. Представляю себе сейчас эту картину… Здоровенный дядька в тулупе и в валенках, которому и в дверь-то войти проблематично, лезет в маленькую форточку. Это ж статья! Тем более что при наличии современных пластиковых окон многие дети вообще бы остались в Новый год без подарков. Скорее всего, он проходил сквозь стены, как герои замечательного новогоднего фильма «Чародеи», который я до сих пор люблю и смотрю с интересом, потому что это тоже – наше детство.

А потом была начальная школа. Ёлка, которую иногда наша директриса почему-то велела ставить макушкой вниз, а корнем вверх. И огромное количество шаров, из под которых самой ёлки практически не было видно. Шары, по-видимому, закупались каждый год и их потом с лихвой хватало, чтобы нарядить высоченную лесную красавицу в спортзале новой двухэтажной школы. В начальной школе мы уже были повзрослее и посмелее, и между нами вклинилось такое понятие, как конкуренция или, проще говоря, соперничество. Дело в том, что призы давали только за лучшие костюмы и за лучшие выступления. А значит, не обходилось и без обид. Но это всё мелочи.

А настоящее наслаждение от игры и праздника мы стали получать где-то на рубеже между младшими и старшими классами. Во-первых, в огромном спортзале устанавливалась огромная ёлка. Уже чудо! Во-вторых, это уже была не малышовая толчея у новогоднего дерева, а настоящий театр, с ролями, реквизитом, декорациями. Это уже было интересно. И костюмы мы уже выбирали сами. Какие таланты тут блистали! Из всех своих ролей помню Карабаса-Барабаса, Бабу-Ягу (да-да, и её, родимую), Мороза (обычного старика с длинной бородой, распевавшего частушки), Генерала из сказки Филатова «Про Федота-стрельца», адаптированной под Новый год. А венцом всей этой честной компании стал многолетний образ того самого персонажа, без которого Новый год – не Новый год. Кто это, ребята? Правильно, Дед Мороз! И этот образ перешагнул со мной порог школы, прошёлся по сценам ломовского и барановского клубов, прошагав по улицам Аткарска, заглянул в редакции «Аткарской газеты» и «Аткарского Уезда», побывал в РДК и городском парке, в центральной библиотеке. Вот уже более двадцати пяти лет, как я – Дед Мороз. Не за деньги, а так, для души.

Не верится, а ведь мы застали времена, когда некоторые ёлочные украшения делали собственными руками. В ходу были цепи из цветной бумаги, бумажные флажки, фонарики и прочие нехитрые изделия. Бенгальские огни и хлопушки, заряженные конфетти – это был верх праздничной пиротехники. Новогодние костюмы не покупались, как сейчас, в специальных магазинах, а делались своими руками и руками родителей. Помню, как с мамой допоздна клеили шляпу-цилиндр Карабаса-Барабаса. Это было что-то!.. Популярны были и картонные маски на резиночках. Благодатные времена!

При всём том нехитром оборудовании, праздничное настроение было неподдельным и восторженным, начиналось заранее и длилось все новогодние праздники. И ёлки не спешили выбрасывать… Правда, иногда это доходило до смешного и давало темы для юмористов. Потом, уже в двухтысячных годах, мне доводилось видеть новогодних красавиц, отправленных на свалку уже в первые дни наступившего года. А я всегда держу ёлку до Крещения, чтобы стояла все святки, так как дерево это всё же рождественское и самая кульминация ёлочного бытия – это 7 января, Рождество Христово.

У Беллы Ахмадулиной есть даже стихи, посвящённые новогодней ёлке. Даже Белла Ахатовна, крупный и серьёзный поэт, придавала немалое значение этому символу Нового года и жалела с ним расставаться:

Я с Ёлкой бедною прощаюсь:
ты отцвела, ты отгуляла.
Осталась детских щёк прыщавость
от пряников и шоколада.

(Белла Ахмадулина, «Изгнание Ёлки»).

Да, и нам было очень жаль расставаться с волшебством и сказкой. Сверкающие шары и мишура убирались в коробки, чтобы через год вновь появиться на свет в предновогодние дни. Волшебные вещи детства, атрибуты самого радостного и долгожданного праздника, наши бесценные сокровища… Совсем такие, как на картине художницы Веры Изотовой «Домик, в котором живёт детство». Неужели вы утратили свою волшебную силу?! Не хочется в это верить, совсем не хочется.

Но вернёмся к образу Деда Мороза. Вообще, он – это уже новогоднее настроение. Даже если и без Снегурочки. А уж если в роли Деда Мороза человек обаятельный, добродушный, светлый и талантливый, то праздник обеспечен.

Когда Дед Мороз идёт по городу (а мне доводилось пересекать центр города в костюме днём), всё внимание переключается на него. Машины сигналят, прохожие улыбаются, дети машут. Этот персонаж – сам по себе Новый год. И без него праздник совершенно не тот. Дед Мороз – это победа добра над злом, радость и веселье, подарки и сюрпризы, стабильность, наконец, которой нам сейчас очень не хватает. Новогодний волшебник, как распорядитель, хозяин праздника, просто необходим. И ёлка зажигается только по мановению его волшебного посоха.

Это я подвожу к тому, что сейчас стали поступать предложения убрать Деда Мороза с детских утренников – якобы, дети его боятся. Согласен, самым маленьким ребятишкам, возможно, ещё рано общаться с непонятным для них персонажем. Тем более что они в это время уже играют в компьютерные игры, пользуются разного рода гаджетами – вот это их, по мнению родителей, совершенно не пугает и не шокирует. Ну, ладно Волк в «Ну, погоди!» курит, это плохая привычка, а порядочный, талантливый, аккуратный, без вредных привычек Дед Мороз-то чем вам помешал? Не стоит уподобляться тем демократическим странам, которые принимали и принимают такие законы, которые у нашего незабвенного сатирика, недавно ушедшего Михаила Задорнова, вызывали знаменитый возглас: «Ну, тупыыые!». Оставьте Деда Мороза в покое и обратите внимание на то, что смотрит и во что играет ваш ребёнок. Это будет полезнее для всех.

Как ни крути, а завершить своё воспоминание о Новом годе мне придётся на грустной ноте. Дело в том, что вот уже два года, как мой костюм сказочного деда (а он у меня скромненький, на свои заработанные копейки сшитый) спокойно висит в шкафу ненадёванный, так сказать. А значит, пришла пора сыграть новогоднюю пьесу под названием: «Как Дед Мороз потерял ощущение праздника». И куда он его задевал, неизвестно. Может, похитила его вечная злыдня – Баба-Яга со своей челядью? Или, что более современно, приспешники тёмной стороны Саурон, Локи и прочие?

И ёлки сияют огнями, краше, чем раньше; и дети никуда не делись – так же, как и мы, проходят свой путь от ёлки к ёлке, от года к году. Только всё по-другому, потому что изменилась жизнь. Как об этом говорит Ипполит-Яковлев в культовой новогодней комедии (хотя, комедия ли это?): «Господи, как скучно мы живём! В нас пропал дух авантюризма. Мы перестали лазить в окна к любимым женщинам, мы перестали делать большие хорошие глупости».

Наверное, он прав…

(на фото слева – новогодний утренник в Барановской школе, декабрь 1994 года. Дед Мороз – А. Никитин, Снегурочка - Г.С. Осипова, дети – Антон и Оля Осиповы, на фото справа - у главной городской ёлки. 2019 год).

Читайте также интересные новости:

Яндекс.Реклама

Реклама от google

Замечания и предложения направляйте по адресу: uezd1966@mail.ru. Телефон 8(84552) 31-900. Главный редактор – Валентина Сенькова При использовании материалов сайта активная гиперссылка на atkarskuezd.ru обязательна. Любое незаконное копирование без указания источника преследуется по законам РФ. Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев читателей.