Menu
Пред След
A+ A A-

Евгений Петров: после войны сельские вдовы остались наедине с бедой

  • Автор: Евгений Петров

Женщины работают в годы войныОкончание рассказа бывшего жителя Аткарского района Евгения Петрова о тяжелой судьбе переживших войну женщин, оставшихся наедине со своим горем.

Подготовлен к публикации рассказ Владимиром Рыжовым – старшим научным сотрудником Краеведческого музея, а его предыдущую часть можно прочитать здесь.

В войну женщины старели молодыми. Какого супостата одолели, какую юдоль вытерпели! Страшное слово – вдова! Это – мать-одиночка, у которой зачастую куча детей.

Она верой, правдой и неправдой поднимала семью. Это – работница, кормилица страны, ее спасительница и хранительница. У каждой на лице лежит печать великой скорби. Каждая морщинка на лице вдовы – это безмерная забота о детях, которых, несмотря ни на какие трудности, она ставила на ноги и выводила в люди. Готовила стране новых работников.

Но вот окончилась война, с Победой возвращались домой солдаты. Их с радостью встречали всей деревней. Хорошели лица истосковавшихся женщин. В сторонке в черных платках, обнявшись, стояли вдовы. Что творилось в израненных сердцах этих женщин?! Подходили фронтовики, низким поклоном выражали сочувствие. А родина даже в этом поклоне им отказала. Тысячи вдов остались на долгие годы наедине со своим горем и нуждой, без всякой поддержки.

Когда писал эту главу о вдовах, часто задумывался: почему государство сразу после окончания войны не взяло под свою опеку семьи, потерявшие своих кормильцев, особенно многодетные? Ведь именно эти категории людей больше всего нуждались в первоочередной поддержке и особом внимании.

Судьба их личным счастьем обделила,
Страна за труд отблагодарила
Скуднейшей пенсией своей
За то, что заменили лошадей.

После войны Россия стала страной одиноких и недолюбленных женщин. В слезах вдов можно было утонуть. Но шло время. Надо было жить, растить детей.

Время затягивало раны у вдов. Мужчин было мало. На редких деревенских свадьбах и других гуляньях, казалось, никого не было веселее вдов. Молодые, красивые, в перелицованных платьях и перешитых юбках, всегда аккуратные – как же они пели песни и плясали! Дети любовались мамами, но сердечки их сжимались от боли – они-то знали, что будет потом.

Женщины приходили домой и, обнимая и прижимая детей к себе, безутешно и горько плакали о своем одиночестве и их сиротстве. О том, что прохудилась крыша и ее нечем латать, о том, что пала единственная овца, не выкопана картошка и нечем платить налоги. Украинцы говорили: «Як очи плачуть – уси бачуть. А як сердце плаче – никто не баче!».

Такой вдовой, вдвойне обездоленной войной, была Агриппина Голодняк – жена погибшего мужа и мать погибшего сына. Послевоенные годы несколько уняли горе, но не смогли выкорчевать думы и воспоминания. Агриппина постоянно вспоминала, как они с Кириллом поженились, построили свою хату, как родился сын Сашенька. Оба они – муж и сын – не вернулись домой, оставив ее одну-одинешеньку в той же хате. Воспоминания приходили всегда: и в радости, и в печали.

Сын жил в ее сердце постоянно. Посмотрит на фотографии – и два родных образа сожмут сердце. Никогда она больше не увидит их и не встрепенется от слова «мама». Убегали ее годы, как вешняя вода с лугов, и неоткуда было ей ждать помощи и слов утешения. Никакого пособия и даже простого сочувствия от власти она не получила. День Победы, 9 мая, встречала молча, сглатывая слезы. Через несколько лет после войны от безысходности вышла она замуж за вдовца с тремя детьми и уехала в Аткарск. Жили бедно, тащились из последних сил.

Говорят, что время лечит. Нет, оно просто отдаляет! И одиночество остается на всю оставшуюся жизнь. Агриппина Степановна рассказывала:

- Нет на свете сильнее боли, чем от одиночества. От него человек быстро стареет. Потеряв на фронте сына и мужа, я много лет мучилась от одиночества. Очень по ним тосковала, не находила себе места, руки опускались. Когда раньше, перед войной, жаловалась матери, что муж и погуливал, и выпивал, мать говорила: «А ты береги его, приласкай, измени свой характер. Ты не знаешь, что такое одиночество…». Я отмахивалась: мама, какое одиночество, кругом люди, жизнь налаживается. Вот и кино стали привозить и показывать в клубе. И только потом я все поняла… Мама знала, о чем говорила. Ведь она овдовела в 36 лет и больше уж не выходила замуж.

У одиноких людей не остается смысла жизни. Часто ночами не спится, и приходят в голову невеселые строки:

Проходят дни, недели, годы.
Я все одна. Мне некуда идти.
Одна переживаю все невзгоды,
Ведь жизнь прожить – не поле перейти.

Во время войны действовали драконовские законы «по охране социалистической собственности». Нечем было накормить детей, но за 3 колоска, вынесенных с колхозного поля, могли дать три года тюрьмы – по году за каждый колосок! А как жить матери, как работать, как растить детей, как обеспечивать Победу? Но женщины все вынесли и выдержали. Надо славить наших женщин в День Победы! Именно они взвалили на свои плечи всю мужскую работу, выстояли, подняли целое послевоенное поколение.

Они воспитывали детей, трудились на полях и фермах, кормили фронт и страну. Себе не оставалось самого необходимого! Эти женщины проводили на фронт мужей и сыновей. И многих, очень многих так и не дождались с войны домой, оставаясь вдовами.

Сколько их было, солдатских матерей, по огромной России? И про то, на какие жертвы шли они ради Победы, страна порой не ведала. Один незабываемый пример. Прасковья Володичкина из поселка Алексеевка, что на Кубани, проводила на фронт девять своих сыновей. Извещения о гибели сыновей стали приходить одно за другим. Материнское сердце не выдержало этих потерь. Она умерла осенью 1943 года. Шесть сыновей сгинули в страшной войне. Двое возвратились в конце войны из госпиталей после ранений и тут же умерли на Родине. Последний, раненый в голову, пережил всех братьев на 32 года, проведя их в психиатрической больнице.

Прасковье Еремеевне Володичкиной, которая отдала Родине самое дорогое – своих детей, односельчане поставили памятник – бронзовую скульптуру Великой матери. Девять бронзовых журавлей, символизирующих погибших солдат, клином уходят в небо.

Какой мерой можно измерить подвиг деревенской бабы-вдовы после войны? В войну ею двигала надежда: вернется муж, восстановим хозяйство, подымем и выучим детей. Но не сбылось! Разутая, раздетая, зачастую голодная кормила и одевала она всю страну, с терпением и безропотностью несла свой тяжкий крест вдовы-солдатки, матери погибших на войне сыновей.

Какой безмерной и мучительной была эта мера боли и горя, глухой тревоги и усталости? Какая теперь была у нее надежда? Осталась страшная нужда и тяжелая мужская работа в поле и на лугу. Не сбылось обещание председателя колхоза П. П. Гусева, когда в войну он уговаривал женщин поработать еще и еще:

- После войны, бабы, будем есть белый хлеб и отдыхать в санаториях.

Не довелось, не исполнилось! Закончив войну Победой, как и солдаты, женщины совершили подвиг, который еще никак не увековечен.

Читайте также интересные новости:

Замечания и предложения направляйте по адресу: uezd1966@mail.ru. Телефон 8(84552) 31-900. Главный редактор – Валентина Сенькова При использовании материалов сайта активная гиперссылка на atkarskuezd.ru обязательна. Любое незаконное копирование без указания источника преследуется по законам РФ. Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев читателей.