Menu
Пред След
A+ A A-

Бывший житель деревни Гайворон пишет красивые рассказы о малой родине

  • Автор: Евгений Петров

Колодец в деревнеЕвгений Дмитриевич Петров, бывший житель деревни Гайворон, написал ряд замечательных рассказов о своей малой Родине, один из которых под названием «Колодцы» с небольшими сокращениями мы и решили представить вашему вниманию.

Деревня Гайворон была образована в начале XX века переселенцами с Украины на свободных землях по правому берегу Белгазы. Трудолюбивые украинцы к концу 1920-х годов сделали деревню зажиточной. Расцвет пришелся на 1960-е годы, когда в селе была школа, почта, магазин, маслозавод. Ныне от села осталось 2-3 дома, оживающих лишь в летнее время.

Колодцы

В старину колодцы на Руси мастерили чудно и диковинно: брали комель дуба и долбили долотами в нем сердцевину насквозь. То, что получалось, наши предки называли «колода». Колоды вставляли вертикально в яму в земле, доставая до самой воды, потому и стали называть это сооружение колодцем.

Со временем лучшим деревом для колодцев стала считаться осина. От дуба вода темнела и становилась горькой, а от осины вода становилась чистой, светлой и вкусной. От сосны вода обретала вкус смолы.

Мужики в ту пору по воду не ходили, но баб своих любили и уважали, и поэтому придумали для них коромысло. Нести два ведра на коромысле на плече намного легче, чем в руках. Со временем коромысла стали расписывать красками, и они становились все краше, удобнее и ярче. Так, коромысло стало частью женской атрибутики в деревне.

Не зря народ сложил много песен и прибауток про колодцы («крыныцi»). Даже в сонниках у разных народов можно найти интересные предсказания, связанные с водой: горе тому, кто узрел во сне пустое ведро; увидел полноводную и спокойную реку – к добру; тот, кто набирает воду из колодца – жди новых, счастливых перемен; если колодезная вода нечистая – дурной сон; чистая вода всегда предвещает радость, благополучие и удовольствие.

Вода – это жизнь, и без нее невозможно прожить. Колодцы на Руси всегда считались святыней. Они были источником жизни человека, животного мира и растений. Деревня без колодца – это младенец без материнского молока. Строительство колодца – это всегда событие! В первые два года после приезда переселенцы Гайворона построили в уличной полосе новой деревни семь колодцев. Царская власть выдала поселенцам безвозвратное пособие по 25 рублей на колодец. Иного источника водоснабжения не было. До этого пользовались речной водой и небольшими родниками под «Кручей» и у «Кривого озера». Колодцы расположили так, чтобы одним колодцем могли пользоваться 8-10 дворов. Глубина у всех колодцев была разная в зависимости от глубины водоносного горизонта.

Укрепляли стены колодца деревянным срубом. Все гайворонские колодцы были относительно глубоки и оборудовались воротом с цепью. Колодцы с журавлем были в деревнях, где вода была ближе к поверхности. В Воеводчине, Нахаловке, Ежовке, Александровке – везде были колодезные журавли. Выше хат возносятся журавли у колодцев.

Проблема была не только в том, чтобы вырыть колодец и укрепить его деревянным срубом. Надо было выбрать очень точно то место, где его расположить. Опытный старик искал место несколько дней. Он ходил со специальной рогаткой из лозы. По мере его медленного продвижения в момент пересечения подземной проточной жилы рогатка разворачивается, и рога ее поворачиваются по линии движения воды под землей. Он смотрел, где раньше и гуще опускается туман, где гуще садится роса, клал под стеклянные банки на ночь расчесанную нежную шерсть «поярка». Ранним утром внимательно рассматривал росинки на шерсти. Через несколько дней указывал точку, где можно копать. Как правило, такие опытные старики не ошибались. Их называли «лозоходцы».

Начинать рыть колодец нужно на день Федора Стратилата или Федора Колодезника: «Рой в этот день колодец – вода будет в нем чиста, светла, пьяна, от всякого лихого сглазу на пользу».

К цепи колодца наглухо крепилось ведро для общественного пользования с грузом у одного ушка. Своим ведром воду из колодца брать было не положено. Тем не менее, люди свои ведра в колодце топили. Вот пришла Келя Ивченко к колодцу, вытащила ведро воды, стала переливать ее в свое ведро, стоящее тут же на краю, неловко зацепилась за него, и оно взыграло, звякнуло дужкой и полетело в темную холодную глубину сруба.

- Ой, лишенькомэни! Уже яке ведро ухайдокала! – баба расстроилась, постояла, подумала и пошла домой со вторым пустым ведром, все это видел сосед Иван Гонтарук.

- Вот сухорукая! – подумал он. – Пошел домой, нашел «кошку», чтобы достать ведро. У справного хозяина всегда есть необходимая снасть. Достал ведро и отнес его хозяйке, за что была ему налита чарочка.

Люди оберегали колодцы не только от физической грязи, но и от сглаза, и от недоброго человека. Сколько бы времени ни прошло, и каких только событий ни случилось, а колодцы, за которыми ухаживали всем миром, исправно работали при любой власти. Они всегда были частицей деревенского быта, частицей жизни. Только приоткрой крышку колодца, как от него поднимается свежий, прохладный, славный, чистый дух.

Где можно быстро услышать все деревенские новости? У колодца! С самого раннего детства колодец входил в быт деревенского человека. Прийти по воду к колодцу – это было событием. Место у колодца было чем-то вроде женского клуба: здесь делились новостями, судачили о мужьях, перемывали косточки соседкам, обсуждали текущие вопросы и иногда ругались.

Из хорошо сделанного колодца сколько ни черпай, а он живет и живет, и водичка становится даже еще лучше. Он неиссякаемый, если за ним ухаживать как следует. Существовал обычай чистить колодцы накануне Ивана Купалы. В деревнях верили, что тогда вода в колодцах будет особенно здоровой. Деды систематически чистили колодцы, срубам не давали обвалиться: то ствол надо было подравнять и упрямить, то почистить боковые роднички. Некоторые хозяева оставляли у колодцев на специальной полочке кружку, чтобы прохожий мог утолить жажду, перекурить, а то и переговорить с местными бабами. Это сейчас проезжие несутся без остановки на машинах.

В холодный Юрьев день – 9 декабря – молодежь ходила «слушать воду» в колодцах: если тихо, вода не волнуется – зима будет теплая, если послышатся звуки – ожидай сильных вьюг и морозов. Говорили: «Егорий замостит, а Никола (19 декабря) загвоздит». На Егория лед на реках обычно был уже такой прочный, что по нему можно было переходить с берега на берег.

Колодцы закрывали крышкой на петлях, чтобы туда не попадал случайно задутый ветром мусор и чтобы в нишах верхних венцов не селились воробьи.

Качество воды определялось пробой «на вкус» и наибольшей пригодностью ее для мытья головы. Во всем гайворонском «кутке», если надо было поставить самовар или устроить головомойку, шли по воду в гонтаруковский колодец. На хорошей жиле стоял этот колодец. Вода была мягкая, для чая сладкая. Каждая семья, берущая воду из колодца, «понедельно» присматривала за колодцем: чтобы крышка на ночь была закрыта, чтобы не было мусора вокруг, чтобы зимой была очищена от снега и ото льда рабочая площадка. Ежегодно в июне, когда отсеялись и убрались, когда наступала короткая свободная от сельхозработ пора перед сенокосом, мужики собирались и чистили колодец, подправляли выщербленные венцы, укрепляли ворот, меняли погнувшееся общественное ведро.

Воды для содержания хозяйства требуется много, особенно в зимнюю пору. Надо и помыться, и постирать, и приготовить на всю семью, и скотину напоить, и полы помыть, и баню приготовить. Если даже по одному ведру на человека, то к бане на семью Петровых уже надо было принести двенадцать ведер. А скотину нужно поить 2 раза в день.

До революции 88% населения России пользовались колодезной, речной или родниковой водой, 12% – в городах использовали водопроводную воду. Через 100 лет все повернулось на 180 градусов. Сегодня колодцы, родники и скважины часто подвержены техногенному загрязнению. Слава Богу, этого не произошло в ареале подземных вод Гайворона. Тем не менее, в верховьях реки Белгазы были пробурены контрольные нефтяные скважины, которые дали качественную нефть с хорошим дебитом и подземным давлением, но были «затампонированы» в резерв.

И еще неизвестно, что будет в дальнейшем, если власти решат открыть эти скважины для эксплуатации и набурить новые. Вообще, по технической терминологии, все подземные воды, находящиеся на глубине 30-40 метров, являются так называемой «верховодкой». Практически это вода от дождей и таяния снега, прошедшая через природный грунтовый фильтр. Так что все наши деревенские колодцы питаются подземными водами от сверху образующейся воды и являются довольно безопасными, прошедшими естественную фильтрацию.

Сегодня во всем Гайвороне остался один действующий колодец в улице между хатами Ефима и Степана Кислюков. Он самый глубокий в деревне и остался потому, что в свое время стенки его были укреплены железобетонными кольцами. В перестроенной хате Степана Кислюка живут какие-то фермеры из Аткарска, поэтому постоянно отбирается вода для скота, не дает «зачахнуть» подземным водам. Никакого другого жилья в зоне действия этого колодца не сохранилось. А жаль! Какие там были сады, огороды и особенно самая длинная по протяженности во всем Гайвороне речная гладь реки, разделяемая в некоторых местах узкими протоками-«сормами». Против каждой усадьбы были устроены у реки специальные деревянные мостки («кладки»), где женщины полоскали белье и для полива огородов брали воду.

С кладок прыгали в воду и купались дети. Здесь же была пристегнута цепью к вербе своя лодка-плоскодонка, неизменная спутница рыбака. Взрослые купались редко, да и как купаться, если у мужиков под портками, а у баб и девок под рубахами не было белья. Разве только в сенокос, когда метали стога, в самую жару могли окунуться в воду, разойдясь – мужики и бабы – в разные места, за ивы.

Для полива некоторые хозяева копали «копанки» в самых низких местах в конце огородов. Они были не глубоки, так как вода-верховодка стояла близко, и их не укрепляли срубами. Каждый год их приходилось восстанавливать, во время половодья они полностью затапливались и заиливались. Из копанок воду для питья не употребляли.

Если сельские церкви посвящались в каждом случае своему конкретному святому, то все колодцы Руси посвящались чисто народной святой – Параскеве-Грязнухе, которая происходила из крестьян. Из 242 святых, канонизированных Православной Церковью, только три были крестьянского происхождения. Святили колодцы новые и после ремонта на первый Спас – 14 августа.

19 марта – день преподобного Иова. Этот день называли «Константиновыми кручами». Бабы и мужики обходили с иконами колодцы кругами, чтобы колодцы горькими стоками не полнились. В Духов день, после Троицы, полагалось сходить в святой колодец, бросить мелочь в воду, помолиться и умыться святой водой. Святую колодезную воду брали с собой, а у колодца оставляли поминальную еду (конфетки, пряники).

Когда окрепли крестьянские хозяйства переселенцев, то многие вырыли свои собственные колодцы во дворах. Трудозатраты по доставке воды на хозяйственные нужды резко сокращались, особенно если было много скота и имелась собственная баня. Это были сугубо семейные колодцы, и ими посторонний не пользовался.

Никаких государственных ограничений на добычу подземных вод, особенно в деревне, не было. Так что жизненно необходимый продукт – вода – был доступен и бесплатен, только держи в чистоте и исправности свое водозаборное сооружение.

Читайте также интересные новости:

Замечания и предложения направляйте по адресу: uezd1966@mail.ru. Телефон 8(84552) 31-900. Главный редактор – Валентина Сенькова При использовании материалов сайта активная гиперссылка на atkarskuezd.ru обязательна. Любое незаконное копирование без указания источника преследуется по законам РФ. Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев читателей.